Статья опубликована под названием "Мама и… мама" в журнале "Психология. Идеи на каждый день" №6 (31) Июнь 2009

В нашей стране множество детей воспитано двумя женщинами, и это не секрет. Половина браков заканчивается разводом, и женщина растит дитя, опираясь на помощь своей матери. Часто она не получает никакой поддержки от отца ребенка и его семьи, и ребенок растет без какого бы то ни было мужского участия.


Да, трехпоколенная семья (бабушка, мама и ребенок) является для российской действительности обычным явлением. Но есть и другие семьи, в которых две женщины воспитывают детей, и такие случаи с юридической точки зрения находятся в прямом смысле слова «вне закона». Речь идет о женских однополых парах с детьми (мы рассматриваем только женские пары, так как мужских очень и очень мало). В чем их основные трудности и радости?

Первый фактор – отношения «вне закона»

В российском законодательстве семья – это непременно союз мужчины и женщины. Поэтому мужские или женские пары не могут быть признаны законными, не могут официально зарегистрировать свои отношения. Казалось бы, какая разница, если институт брака сейчас и так терпит упадок и все больше людей предпочитают такую форму партнерства, как гражданский брак. Разве что в возможности устроить пышную свадьбу с ЗАГСом, поездкой к Вечному огню и на смотровую площадку. Дело в другом – если нет официальной регистрации брака, нет и совместной собственности, прав наследования и возможности оформления опекунства над детьми. Однополые пары не могут оформить ипотеку, не могут закрепить свои родительские права – де юре они не су-щест-ву-ют. Однако, де факто их союзы являются настоящими семьями – с совместным проживанием, общим хозяйством и воспитанием детей. И любовью. 

Второй фактор – осознанное родительство

Появление детей в однополых семьях – это тщательно планируемый и ответственный шаг. Аист не залетает в эти семьи между делом, вероятность беременности «по залету» здесь стремится к нулю. Так как две женщины не могут зачать дитя сами, им приходится искать отца своему ребенку. Редко когда зачатие происходит естественным образом – даже в физически здоровых гетеросексуальных парах, живущих регулярной половой жизнью, «звезды, возможности и желания» сходятся в одной точке не с первой попытки. Может пройти около года, пока пара сможет зачать ребенка. Поэтому в женских однополых парах процесс зачатия планируется так, чтобы КПД каждой попытки приближался к максимальным значениям. Этого можно добиться, если зачинать ребенка в условиях клиники при содействии репродуктологов, стимулируя естественные процессы с помощью медикаментов. Используемые технологии: ИИ (искусственная инсеминация) или ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение), если есть проблемы со здоровьем, и зачатие в пределах организма не происходит.

Любые клинические процедуры – это: а) дорого б) мало совместимо с работой в режиме «полный день» в) определенный вред здоровью. Совокупность этих трех факторов делает родительство в женских однополых семьях сложным, планируемым и ответственным шагом. Партнеры должны быть платежеспособны, уверены друг в друге и действительно готовы к родительству. Женщины выбирают, кто из двоих станет биологической матерью ребенка, а кто возьмет на себя материальное обеспечение семьи на ближайшие три-четыре года. Вероятнее всего, такое возможно только в партнерской паре со зрелыми и близкими отношениями.

Третий фактор – расширенный состав семьи

Так как две женщины не могут быть биологическими родителями общего ребенка, на горизонте появляется донор-мужчина. Его поиски – отдельная история, во многом тяжелая и печальная для женской пары.


Одни семьи принимают решение прибегнуть к услугам неизвестного донора, сдавшего биоматериал в клинику за денежное вознаграждение. В этом случае донор совершенно анонимен, и вся информация о нем исчерпывается медицинской картой. Поиск сводится к подбору наиболее подходящего по биометрическим параметрам носителя генетической информации. С одной стороны, семья защищена от вторжения чужого человека в свою жизнь. С другой стороны, данные в карте могут быть собраны формально, «со слов донора», и есть риск передачи наследственных заболеваний и т. д.

Другие семьи ищут не донора, а отца – человека, который будет так или иначе присутствовать в жизни ребенка. В этом случае поиск затягивается и усложняется, так как найти точку соприкосновения интересов мужчины и интересов пары весьма непросто. Один потенциальный отец настаивает на своей фамилии, другой – хочет жить вместе с ребенком, третий – желает зачинать дитя исключительно естественным путем… 

Четвертый фактор – конфликт между искренностью и безопасностью

Женская пара, решившаяся на родительство, неизменно сталкивается с гомофобией. Внешняя гомофобия – это непонимание, неприязнь, а то и агрессия со стороны окружающих. Внутренняя гомофобия – это страхи и неуверенность в себе, признание своих отношений нездоровыми, опасения за сексуальную ориентацию ребенка… Для гомосексуальной семьи каждый выход за двери своего дома – это выход в неизвестность. И кроме собственной безопасности, она ставит под угрозу безопасность ребенка.

Жить открыто или скрывать свои отношения от всех, включая детей? Спокойно говорить о своей семье воспитательницам в детском саду, учителям в школе, или выдумывать отца-разведчика? Дома открыто назвать вторую маму «мамой», а на улице – тетей Таней? От решения этого конфликта во многом зависит благополучие ребенка, и каждая пара гибко приспосабливается к внешним условиям.

Женщины не застрахованы от вопросов в детском саду (а любопытная воспитательница-сплетница не преминет расспросить ребенка), их пугают возможное отвержение ребенка в классе… Однако, однополые пары обладают особенностью, которая делает их сильнее и выносливее. Практически каждая гомосексуальная женщина на определенном этапе своего жизненного пути выдерживает сильнейшую ломку стереотипов и смену мировоззрения, столкнувшись со своей инаковостью и отвержением со стороны общества. Пережив этот кризис, она становится гибче, терпимее и в чем-то мудрее. Именно эти качества помогают ей в партнерстве и в родительстве, и являются залогом благополучной атмосферы в семье.

Однополые пары стараются полноценно компенсировать трудности в социальной адаптации своих детей. Казалось бы, они собственноручно ставят благополучие детей под угрозу! Но! Разве семьи вегетарианцев или семьи, принадлежащие к редким конфессиям, не делают того же самого? Любой ребенок, «приносящий» из дома какие-то особенности и необычности будет сталкиваться как с интересом, так и с недоверием и дистанцированностью – до тех пор, пока мы сами враждебно относимся к не_похожим_на_нас.


Яндекс.Метрика